МВФ

МВФ
 
Главная
О фонде
История

Условия предоставления кредитов

Статьи
Контакты
Карта сайта
Ссылки

Реклама


 
 
СТАТЬИ  
 

Проблемы МВФ

ПРОБЛЕМЫ МВФМеждународному валютному фонду (МВФ, International Monеtary Fund) принадлежит приоритетное место в системе современных международных валютно-финансовых отношений. Его практическая деятельность, оценки и прогнозы экономического развития в мире и в отдельных странах широко освещаются в СМИ, обсуждаются и дискутируются специалистами и всеми, кто интересуется экономикой и финансами. В данной статье кратко излагается история возникновения МВФ, рассматривается характер его деятельности, анализируются предложения по ее улучшению. Определенное внимание уделено отношениям МВФ с Россией и Бразилией.

Решение о создании МВФ было принято 55 лет назад на международной валютно-финансовой конференции в Бреттон-Вудсе (штат Нью-Гемпшир, США). Официально же МВФ начал действовать в мае 1946 года. Первоначально в него входило 39 стран. В настоящее время МВФ объединяет 182 государства. Идея создания фонда и новые принципы его организации принадлежали ученым-экономистам американцу Гарри Дестеру Уайту и англичанину Джону Мейнарду Кейнсу, оказавшему огромное влияние на развитие экономической теории и практики в ХХ веке. Исходя из анализа финансовой ситуации, сложившейся накануне Великой депрессии начала 30-х годов и роли государства в регулировании экономических процессов, они предложили новую систему международных валютно-финансовых отношений. Исходное положение их предложения состояло в том, что основные направления этой системы и контроль за нею должны осуществляться не посредством разовых совещаний, а с помощью постоянно действующей международной организации. По замыслу создателей эта организация должна была влиять на развитие глобальных экономических процессов в мире и в отдельных странах. Инструментами воздействия на эти процессы должны были стать свободная конвертация валют на основе их приравнивания друг к другу и взаимного обмена по официально согласованному курсу на базе валютных паритетов, выраженных в золоте и долларах США.

Страны-члены обязаны представлять МВФ информацию о своих официальных золотых запасах и валютных резервах, состоянии экономики, платежного баланса, денежного обращения, заграничных инвестициях и т.д. Членство страны в МВФ является обязательным условием ее вступления в Международный банк реконструкции и развития и для получения льготных кредитов.

Руководящие органы МВФ - Совет управляющих и Директорат. Совет управляющих - высший орган, решающий принципиальные вопросы. Он состоит из чиновников высокого класса, занимающих посты министра финансов или управляющего центральным банком. Сессии Совета управляющих проводятся ежегодно. В перерывах между заседаниями Совета управляющих вся текущая работа выполняется Директоратом. В него входят 22 исполнительных директора. Директорат назначает директора-распорядителя, который выступает в качестве Председателя.

Каждое государство, входящее в МВФ, согласно его уставу обязано вносить определенную сумму по установленной для него квоте. От величины квоты зависит число голосов каждого государства-члена и размер кредита на который оно может рассчитывать. В 1998 году самая большая квота и соответственно число голосов были у США. Они равнялись соответственно 36 млрд. долл. и 17,78% голосов. У других государств квоты поменьше. Великобритания, например, имела квоту на 10 млрд. долл. и 4,98% голосов. Такой же была и доля Франции. Одинаковые квоты были у Германии и Японии - по 11,2 млрд. долл. и 5,53% голосов. Для Италии квота была установлена в размере 6,2 млрд. долл. и 3,09 голосов и т.д. Взносы участников определяют бюджет фонда. Помимо этого бюджет МВФ образуется и за счет займов денег у некоторых правительств и крупных банков. Решения о предоставлении займов принимаются правительствами стран-членов. Размер кредита определяется каждый год, исходя из ресурсов МВФ, содержания проектов, предполагаемых для кредитования, степени нуждаемости, направленности экономического развития страны и др. Кредиты МВФ служат для государственных и частных банков-кредиторов показателем платежеспособности, принятия решений об отсрочке погашения долгов и предоставления новых кредитов. Решения по наиболее важным вопросам принимаются большинством в 85% голосов, менее важные - большинством в 70% голосов.

Кредитные операции осуществляются только с официальными органами стран-членов МВФ - казначействами, центральными банками, валютными стабилизационными фондами. Кредиты предоставляются в форме продажи иностранной валюты на национальную валюту страны-заемщика и погашаются путем выкупа у МВФ национальной валюты на иностранную. Задолженность заемщика автоматически уменьшается, если его национальная валюта, имеющаяся у МВФ, покупается какой-либо другой страной.

Кредиты МВФ делятся на несколько видов в зависимости от причины, вызвавшей несбалансированность внешних платежей. В пределах разницы между величиной квоты и наличием данной национальной валюты в распоряжении МВФ (так называемая резервная доля) иностранная валюта может быть получена без каких-либо ограничений. Предоставление же иностранной валюты сверх предусмотренных уставом ограничений возможно лишь на основе заключения так называемых "соглашений стенд-бай" (stand-by arrangements), то есть кредитования стабилизационных программ по частям (траншам). Это дает возможность контролировать выполнение страной-должником условий кредита, влиять на внесение определенных изменений в ее экономическую политику и достижение соответствующих показателей. При невыполнении страной взятых обязательств МВФ может отказать в предоставлении очередной кредитной доли.

* * *

Интерес к получению кредитов от МВФ определяется рядом обстоятельств. Во-первых, он ниже сложившегося рыночного уровня. Во-вторых, проекты, под которые предоставляются кредиты, проходят предварительную проверку, что служит своего рода гарантией их правильного использования и возврата. В-третьих, получение кредитов от МВФ - своего рода сигнал надежности другим кредиторам. Они охотнее вступают в кредитные отношения со странами, использующими кредиты МВФ.

Деятельность МВФ как по объему выделяемых средств, так и по географии и размещения, стала существенно расширяться в последнее десятилетие. Крупные кредиты были предоставлены Южной Корее, России, Мексике, Аргентине, Индонезии и др. Сказанное вовсе не означает, что МВФ выдает кредиты всем, кто к нему обращается и в требуемом объеме. В результате детального изучения и оценки проектов первоначальные кредитные наметки могут существенно измениться.

Макроэкономический анализ, проводимый специалистам МВФ, а также их оценки социально-экономических проблем достаточно авторитетны, хотя и не бесспорны. Некоторые из рекомендаций МВФ оказались неэффективными. Это привело к недовольству его деятельностью не только со стороны некоторых государственных деятелей, ученых и специалистов, но даже участников уличных демонстраций. Как заметил известный финансист Дж. Сорос, "МВФ сейчас не решает проблемы, а сама ею является". В последнее время критика МВФ усилилась.

В печати и на различного рода финансовых саммитах МВФ стали подвергать критике за запоздалую реакцию на экономический спад в странах Юго-Восточной Азии, провал программ в России, инфляцию и бегство капиталов из России. Критики МВФ стали говорить о принципиальной порочности его рекомендаций и программ.

Эксперт вашингтонского Института КАТО Иэн Васкес заявил: "Девальвация бразильского реала вслед за российским рублем должна похоронить представление о том, будто МВФ в состоянии предотвращать финансовые кризисы путем предоставления "упреждающих" пакетов помощи. На самом деле новые деньги МВФ сыграли роль своеобразного финансового морфия, дав возможность продолжать отсрочки экономических реформ".

МВФ упрекают и в том, следуя кейнсианским идеям, что он в течение многих лет внушал своим заемщикам иллюзии, будто государство может добиться долгосрочных экономических результатов, манипулируя денежной массой, кредитными ставками, смягчающими реальные инвестиционные риски. Если государство или какая-то международная экономическая или финансовая организация вмешиваются в информацию, исходящую от реального рынка, или искажают ее, то инвесторы принимают неадекватные решения. В результате накапливаются неэффективные инвестиции со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями.

Милтон Фридмен, один из выдающихся современных экономистов, считает, что политика МВФ стала дестабилизирующим фактором на рынках развивающихся стран. Причем не в силу условий, которые он налагал на своих клиентов, а в первую очередь из-за того, что он пытается уберечь частных инвесторов от их собственных ошибок. Спасение Мексики во время кризиса 1995 года подстегнуло кризис на других развивающихся рынках. "Не будет преувеличением сказать, - подчеркивал М.Фридман, - если бы не существовало МВФ, то и не было бы восточноазиатского кризиса". Некоторые экономисты стали даже призывать к прекращению деятельности МВФ вообще в том виде, в котором он существует сейчас.

В ситуации усиливающейся критики МВФ представителями разных политических и экономических течений, государственными деятелями стало ясно, что только критикой обойтись нельзя. Нужны реальные предложения. И они, естественно, появились. Президент США Б.Клинтон, выступая на встрече руководителей Международного валютного фонда и Всемирного банка 6 октября 1998 года, заявил о необходимости "модернизировать и реформировать международную финансовую систему, чтобы подготовить ее к XXI веку... Если будем действовать сообща, мы сумеем положить конец кризису". Исходя из идеи "предвидеть и предотвратить", Б.Клинтон предложил дать МВФ возможность оказывать помощь нуждающимся странам еще до того, как они начнут испытывать серьезные экономические трудности, обнаружатся крупные финансовые проблемы. Для этого, полагает Б.Клинтон, нужно создать нечто вроде Международной резервной системы США, которая своими действиями будет предварять негативное развитие событий на финансовом рынке и, следовательно, в экономике в целом. МВФ не должен быть в ситуации, когда дом горит, а пожарным не дают воды. Лучше до пожара не доводить вообще, тем не менее вода для тушения всегда должна быть в нужном месте и в необходимом количестве. Предложения Б.Клинтона сводились к тому, чтобы МВФ выделить дополнительные средства в связи с тем, что имеющиеся совершенно недостаточны. И действительно, реальные кредитные ресурсы в прошлом году не превышали 100 млрд. долларов. Между тем для решения текущих проблем МВФ нужно как минимум еще столько же.

Франция предложила усовершенствовать организацию деятельности МВФ путем превращения Совета управляющих в постоянно действующий механизм для выработки политики и принятия решений на более высоком уровне. Предложение Франции сразу же не прошло, ибо они не затрагивали проблему источника ресурсов для расширения кредитной деятельности.

Европейские левые предлагают существенно увеличить полномочия МВФ вплоть до создания в его рамках "мирового экономического правительства", которое сможет противостоять кризисам планетарного масштаба. Немало предложений вносится по изменению мирового финансового хозяйства - от введения специального налога на крупные валютно-биржевые сделки, что явилось бы источником дополнительного пополнения бюджета МВФ, до создания международного страхового и кредитного общества, которое бы осуществляло контроль за движением капиталов.

Свои варианты представили почти все страны-члены по отдельности, а также группы государств - от "большой семерки" до специально созданной "группы 22-х", также "15 ведущих формирующихся рынков". Суть предложений этих групп сводится к разного рода рекомендациям, в том числе:

- повысить "прозрачность мировой финансовой системы с целью предотвращения новых кризисов. Для этого необходима более строгая отчетность международных инвесторов и кредиторов, включая банки и хедж-фонды;

- помочь странам-должникам провести реструктуризацию долгов и оказать помощь кредитами при условии, что они проводят сбалансированную финансовую политику.

Пока что ни одно из упомянутых предложений не принято. Однако рабочая группа для изучения всех поступивших вариантов создана.

Проблема улучшения деятельности МВФ обсуждалась и на последнем (янв. 1999 г.) международном экономическом форуме в Давосе (Швейцария). Активно, в частности, дискутировалась идея "новой глобализации". Суть ее состоит в создании нового "Бреттон-Вудса", то есть новой системы международных валютно-финансовых отношений. Если нынешняя система опирается на золото и доллары США, то предлагаемая должна исходить из новых реалий, сложившихся на рубеже третьего тысячелетия. Имеется в виду создание механизма взаимной регулировки курсов доллара, евро, иены и юаня за счет согласованных интервенций на валютном рынке. И далее концентрация ресурсов МВФ и МБРР на наиболее предпочтительных направлениях с точки зрения перспектив развития мировой экономики в целом. На практике это может означать уменьшение финансовой поддержки развивающихся стран. Это, кстати, сразу же вызвало с их стороны негативное отношение.

Думается, что изменения в характере и содержании деятельности МВФ назрели. Трудно, однако, надеяться, что они могут быть решены в короткое время. Согласование весьма сложных и противоречивых проблем потребует немало времени.

Отдельного рассмотрения требуют финансовые отношения МВФ с Россией и Бразилией. Мы обратим внимание лишь на отдельные стороны этой обширной проблемы. Вначале о России. Начнем с того, что у России и МВФ накопилось немало взаимных претензий. Премьер правительства Е.Примаков дал критическую оценку рекомендациям МВФ для России. Первый вице-премьер правительства Ю.Маслюков, являющийся сейчас главным переговорщиком с международными финансовыми организациями, упрекал МВФ за то, что "Россия оказалась в экономической яме" в том числе и потому, что следовала его рекомендациям. В такой критике доля истины есть. Эксперты МВФ действительно давали рекомендации, принятие которых было условием очередного транша. И эти рекомендации в основном выполнялись. Но сказать, что рекомендации были достаточно обоснованными, нельзя. В них, на наш взгляд, не были учтены особенности современной экономики России, ее территориальной и отраслевой структуры. К разработке своих рекомендаций МВФ весьма ограниченно привлекал российских ученых. А ведь среди них немало одаренных экономистов, не отягощенных, в отличие от своих старших коллег, идеологическим грузом прежних лет. Это российские Бальцеровичи и Ковальо, хорошо понимающие специфику и потребности страны, к которой следовало бы творчески приложить новейшие теоретические модели. В рекомендациях МВФ, по существу, игнорирован и особый менталитет россиян. Ведь большинство из них привыкло работать в условиях командной экономики, а то активное меньшинство, которое в короткий срок окунулось в стихию рыночных отношений, стало использовать не самые лучшие правила партнерства, честности, веками выработанные этой экономической системой. К тому же, давая кредит, любой коммерческий банк, располагая гораздо меньшими возможностями, чем МВФ, намного строже подходит к контролю за обязательствами сторон, да и к выработке самих обязательств.

Но критика в адрес фонда справедлива лишь отчасти. Кредиты от МВФ, МБРР и других международных финансовых организаций ежегодно росли, а экономическая ситуация в России ухудшалась. Кредиты использовались не по назначению, а во многих случаях попросту разворовывались. Разобраться в этом должны были российские правительства. Разве МВФ имел право или должен был подменять российское правительство? Российская сторона как самостоятельный субъект международных финансовых отношений сама обязана была отслеживать и контролировать использование международных кредитов, оценивать их результативность, не допускать использования средств не по кредитуемым проектам и невероятные хищения. Идею дефолта, объявленного правительством С.Кириенко, МВФ не подсказывал и не рекомендовал. Это была собственная, российская инициатива.

В течение длительного времени российская сторона не может представить МВФ вразумительную программу своих действий. В своем выступлении на "Американо-российском симпозиуме по инвестициям" (14-16 янв. 1999 г., Бостон) первый вице-президент МВФ Стэнли Фишер предельно четко и жестко очертил те условия, на которых возможно рассмотрение вопроса о выделении денег России. Это: сокращение бюджетных расходов на госаппарат и на оборону. Россия должна провести "подлинную приватизацию", реструктурировать убыточные предприятия, активнее бороться с утечкой капитала и создавать условия для прямых инвестиций. Ст.Фишер неодобрительно отозвался о налоговых нововведениях, заявив, что, если ничего не менять в системе сбора налогов, то субъекты экономики их просто перестанут платить.

Ситуация с предоставлением России очередного кредита в 4 млрд. долларов сложная. Переговоры правительства Е.Примакова с МВФ идут очень трудно, и исход их пока не ясен. Миссия фонда покинула Москву без обычного в этом случае заявления о промежуточных итогах переговоров. Фактически не сняты основные противоречия между МВФ и командой Ю.Маслюкова. А он делает одну ошибку за другой. 9 февраля он заявил, что миссия фонда вернется в Москву 18 февраля. М.Комдессю тут же опроверг эту информацию. Решение о возможности открытия кредитной линии будет принято МВФ, судя по заявлениям его руководителей, только по итогам первого квартала. Если этого не произойдет до мая, когда должен наступить срок первых крупных платежей России по внешнему долгу, то дефолт станет реальностью.

И тем не менее выход должен быть найден. Следует учесть реалии, которые никак нельзя игнорировать. Россия - это не только огромное евро-азиатское государство и ядерное оружие. Это еще и 35% мировых запасов природных ресурсов, включая крупнейшие в мире ресурсы платины, палладия и сырых алмазов. По расчетам академиков РАН Д.Львова и Г.Костина, на одного россиянина приходится 11,7 условных единиц ресурсов (энергетических, экологических и др.), на одного жителя США - 2, Западной Европы - 0,67, третьих стран - 0,58 и т.д. Все еще велики потенциальные возможности России и по трудовым ресурсам и по новым технологиям. Привести их в действие Россия может и опираясь на собственные силы. Но это потребует очень много времени, которое даже приблизительно трудно определить. Это, далее, приведет к такому снижению уровня жизни населения, такому сжатию всех социальных программ, которое народ не выдержит. Следствием этого могут быть такие социальные катаклизмы, результаты которых трудно предсказать. И наконец, если Россия станет банкротом, то это нанесет сильнейший удар по всей мировой экономике, кардинально изменит расстановку военных и политических сил. Последствия всего этого могут оказаться совершенно неожиданными.

Указанные положения, очевидно, понимаются все яснее. Неслучайно в последнее время стали появляться призывы к списанию части российских долгов. В своем выступлении в Давосе вице-президент США Ал Гор заявил, что ведущие кредиторы, включая МВФ, должны в нынешней ситуации "простить часть долгов беднейшим странам мира". Для России речь идет о списании долгов бывшего СССР.Аналогичная акция была в свое время сделана для Польши и Болгарии. Но что означало бы это для России в политическом плане? Прежде всего потерю какой бы то ни было самостоятельной экономической роли в мире и, как следствие, политического значения. Более того, последствия этого могут сказаться и на роли России как регионального лидера. Этому имеются конкретные доказательства. В Давосе с критикой в адрес России выступили президенты Украины, Казахстана и Киргизии. Ранее, тем более на международных форумах, они себе этого не позволяли. Таким образом, отношения России с финансовыми кредиторами, в том числе МВФ, исключительно сложные и начинают выходить за рамки чисто финансовых отношений.

Новым звеном в цепи финансовых проблем, решаемых МВФ, стал кризис в Бразилии. Такое развитие событий экспертами предсказывалось. Хотя по времени бразильский кризис совпал с российским, было бы, на наш взгляд, неверно полагать, будто он вместе с азиатским стал главной причиной сложившегося положения. Конечно, влияние имело место. Но главное - это внутренние проблемы. Бразилия содержала непомерно большую армию чиновников. По числу чиновников на "душу населения" Бразилия могла соперничать разве что с Россией. Государство стало вмешиваться в деятельность частных фирм. Налоговое бремя стало стремительно возрастать. Некоторые штаты стали отказываться отдавать налоги центральному правительству. Свои экономические проблемы в течение ряда лет Бразилия решала простым печатанием денег. В этих условиях реал стал обесцениваться. Его цена по отношению к доллару снизилась на 25%. Девальвация реала вызвала обвал на всех без исключения биржах Западного полушария - от Торонто до Сантьяго-де-Чили. Появилась опасность, что для поддержания курса реала Бразилия пустит в ход свои валютные запасы. В результате страна окажется банкротом. Начался быстрый отток иностранного капитала. В короткий срок из страны было изъято 38 млрд. долларов. Только за один день 14 января 1999 года объем изъятых средств составил 5 млрд. долларов. Началась спешная продажа акций бразильских компаний. В среднем их курс упал на 10%. Стали закрываться предприятия. Резко возросла безработица - предвестница социальных катаклизмов. В этой исключительно сложной ситуации правительство опытного экономиста и политического деятеля Фернандо Энрике Кардозо предприняло ряд экстренных мер. Оно перестало поддерживать официально установленный курс реала и пустило его в свободное плавание. Стоимость реала сразу же существенно опустилась, а курсовая стоимость акций пошла вверх, что сразу же зафиксировали биржи латиноамериканских государств и Уолл-стрита. Руководители Бразилии - президент Ф.Кардозо и министр финансов П.Мелони - смогли установить деловые отношения с МВФ. Они стали оперативно реализовывать рекомендации МВФ по проведению жесткого экономического курса, включая введение "плавающей" валюты, сокращения бюджетных расходов, реформирования налоговой и банковской систем, поддержания инфляции на низком уровне. Правительство Бразилии в короткий срок разработало программу действий, предусматривающую реальные меры по выходу из кризиса. В антикризисном проекте даны детальные расчеты, в том числе по существенному повышению собираемости налогов (не менее чем на 18 млрд. долл.), регулярному получению налогов из всех штатов, сокращению государственных расходов и т.д. Судя по всему, антикризисный проект МВФ устроил.

Особое отношение МВФ к Бразилии объясняется рядом обстоятельств. Американские компании вложили в эту страну значительные денежные ресурсы, не идущие в сравнение с тем, что было вложено в Россию. Порядка 2000 американских фирм имеют прямые экономические связи с бразильскими предприятиями, банками и финансовыми компаниями. Кроме того, экономика Бразилии тесно увязана с экономикой других латиноамериканских государств, на долю которых, в свою очередь, приходится до 20% экспорта из США. Ситуация могла вызвать рецессию в США. Нельзя не учитывать и фактор географической близости. И что важно, политическая ситуация в Бразилии, ее законодательство благоприятны для инвестирования иностранного капитала. В силу этих причин МВФ уже в ноябре 1998 года принял решение о предоставлении Бразилии беспрецедентного по величине кредита в размере 41,5 млрд. долларов. Уже 2 декабря Бразилия получила 5,3 млрд. долларов, а в конце февраля предполагается еще 4,5 млрд. долларов. Бразилия, однако, продолжает переговоры с МВФ, надеясь добиться более льготных условий. И судя по всему, ей пойдут навстречу. Многие участники саммита в Давосе призывали к усилению экономической помощи Бразилии, мотивируя это тем, что риск при этом намного меньше, чем в России.

При сопоставлении объектов оказания кредитной поддержки Бразилия оказывается для МВФ и крупных западных инвесторов более предпочтительна. И этому есть основания, в том числе потому, что она более управляема и политически устойчива.

В заключение отметим, что в настоящее время перед МВФ стоят сложные задачи, связанные с ее внутренними проблемами и с характером деятельности. В их успешном решении заинтересовано все мировое сообщество.

Яков КОТЛИКОВ (Нью-Йорк)

 

© 2001-2017 Inc. All rights reserved.   Оптимизация, продвижение, раскрутка сайта